Профессиональный журналист, поэт, композитор, а порой и исполнитель своих песен под гитару - вот некоторые из амплуа Степана Балакина, который после окончания ВУЗа на Украине более тридцать лет живёт и работает в Ташкенте. Он неоднократно публиковался в периодической печати, в поэтических сборниках и литературных журналах, в том числе и в зарубежной прессе, выступал на радио и телевидении. В 1975 году вместе с друзьями создал первый в Средней Азии клуб авторской песни 'Апрель', силами которого в 1977 году был проведен и первый в регионе всесоюзный фестиваль авторской песни 'Чимган'.
Для знакомства с творчеством Степана Балакина предлагаем небольшую подборку его произведений.

 
СТИХИ ПРАЗДНЫХ ЛЕТ

ВЕСНА

По улице весенней
вечерней я шёл.
Прямой была улица, словно луч.
И было от зелени так хорошо,
Что, казалось,
никак не может быть луч-
ше-сть остановок я шёл не спеша
И рос, словно лист -
и вширь, и ввысь.
И музыкален, как в танце, был шаг,
И сердце, казалось,
от радости выс-
кочит кочетом из груди -
Ведь вся жизнь еще впереди!

ВЕРШИНА

Я на вершине жизни
стою со свежим взглядом,
Как будто на вершине,
мне хочется запеть.
И я любуюсь миром,
но вот спускаться надо,
Да, да, спускаться надо,
чтоб до темна успеть.
Но я ещё помедлю,
совсем чуть-чуть помедлю,
Я осмотрю всю землю,
я оглянусь назад,
На жизни половину,
на славную картину:
На юности долину,
на детства дивный сад.


СКУЛЬПТОР

Жизнь - зауряднейший феномен,
Парадоксальнейший пустяк.
А мир изменчив и огромен.
И ты в нём, как и все, в гостях.
Но дерзновенною рукою
Ты параллельный лепишь мир.
В нём больше смысла и покоя,
Хоть в нём и бессловесны мы.
Ты глину разомнёшь беспечно,
Твердя молитвы, как в бреду.
И новые в твой мир придут
С мечтой и жаждой жизни вечной.


ГЛАЗА

Плывет пучеглазая рыба,
Как будто подводный корабль.
И глаз её - иллюминатор,
К которому кто-то подходит
И смотрит, стекло протерев,
Живым и осмысленным взглядом.
Вот коршун парит в поднебесье,
Как будто корабль воздушный.
И глаз его - иллюминатор,
И кто-то, приблизившись, смотрит
На землю, на признаки жизни
Угрюмым и пристальным взглядом.
Вот серна под призрачной сенью
Застыла в ветвях на мгновенье.
И тут же исчезло виденье.
Но кто же в нас ласково глянул
Манящим, доверчивым взглядом
И знак незаметный нам подал?
И сколько их в мире гремящем -
Плывущем, бегущем, летящем -
Их, этих загадочных взглядов,
Тревожащих мира громаду,
Вонзающихся в пространство,
Наполненное сердцами?
А может быть это мы сами,
Вселившись в скользящие тени,
Венчаем природу гореньем
Своей бесконечной идеи
И жаждем понять её связи,
И тщимся порвать её узы?
И если всё это логично
И вправе гипотезой зваться,
(Хотя и слегка непривычно,
Как может сперва показаться)
То кто же внимательно смотрит
Сквозь окна зрачков человечьих
И в чём-то весь мир уличает
И всё же прощает, прощает?

БЕДАНА

Бедняжка бедана
весь день под колпаком.
Как песни петь, когда такая тьма?
А кто хозяин твой?
Тоскуешь ты по ком?
Где тень твоя,
которую ты соткала сама?
В кормушку кто кладёт
отменный рацион,
Чтоб песни ты несла,
как золотые яйца?
В урочный час во двор
выносит клетку он,
Туда, где любопытные толпятся.
Они спешат впитать
блаженный голос твой,
Дрожащий от обиды и от счастья.
И каждый внемлет звукам,
как чуткий часовой,
И каждый ощущает соучастье.

Да и хозяин сам, проворный поводырь,
В который раз не может скрыть восторга.
И перед ним на миг встаёт иная ширь,
Свободная от ревности и торга.
Но вспоминает он, что он - всего лишь тень.
И, собирая золотые яйца,
Вновь прячет под колпак тебя и этот день,
В котором так хотел с тобой остаться!

ДЕРЕВО

Проистекает дерево из неба.
Ручьями чёрными ветвей
в стволе сплетясь,
Оно впадает в землю, торопясь
Познать покой подземный,
сон и негу.
Но неги нет, а есть исток корней.
И снова в небо дерево впадает.
И лишь листва, бледнея, пропадает,
Смирившись с тем,
что я иду по ней...

* * *
Оторви язык от нёба
И скажи хоть слово мне.
Видишь - поле?
Видишь - небо?
Видишь - птицы в вышине?

Так безмолвно в мире,
словно
Он рассорился с людьми.
Ну скажи, скажи хоть слово,
Чтоб очнулся этот мир!

РТЫ

Я о глазах немало бы сказал:
В них любопытство, страх,
любовь иль радость.
Забота их сжигает или праздность -
Они горят живым огнём, глаза!
Как на картине светлое пятно
Несёт нагрузку смысла или темы,
Так и глаза на лицах не затем ли,
Что им нести смысл бытия дано?
Всё это слишком явно.
И вот здесь
Вдруг нахожу я повод для сомненья:
Что, если ртам отдам я предпочтенье -
Не в них ли самых смысл жизни весь?
Ведь в них, отверстых для приёма пищи,
Находит гибель красота земли.
Смирися, Флора! Фауна, замри! -
Се Человек! Он пропитанья ищет!
Он приручил доверчивую тварь,
Отняв её у Матери-природы.
И, вскормленные мясом, спят народы,
Забыв про свой небесный календарь!
А дикий зверь, не дав себя смирить,
По дальним дебрям прячется, кочуя,
Бежит, цивилизацию почуяв,
В надежде тщетной род свой
сохранить.
Но человек, как Бог - он вездесущ!
Он в мир вонзил всевидящее око.
В морях он ставит неводы глубоко
И на земле обшарил каждый кущ.

И если в этой жажде неуёмной
Он плоть земную высосет до дна,
Судьба его угрюмая видна -
Глаза пусты и пуст живот огромный.

Я славлю взгляд, что разумом горит.
И в нём не жадность вижу -
состраданье
Ко всем, кто населяет мирозданье.
И этот взгляд не рушит, но творит!
............................................................
...Коровы ходят лицами к земле,
И кони ходят лицами к земле,
И овцы ходят так же, и собаки.
Лишь Человек читает неба знаки
И видит цель пути в кромешной мгле!



Памяти Инны Когай (Никитиной)

То вдох, то выдох.
То вход, то выход.
На серых плитах ночь дремлет тихо.
Под серым небом деревьям зябко.
Вся быль - как небыль,
и святость шатка.
Все шапки сняты при отпевании.
Все лица смяты и все желания.
Все взгляды в землю,
а мысли - горни.
Я тоже внемлю небесну горну.
Прости их, Боже, кто жил неверно.
В их душах тоже был свет, наверно.
Прости их, Боже, кто жил отважно.
Ведь это тоже уже неважно.
Жизнь - вдох.
Смерть - выдох
И в вечность выход.
На серых плитах ночь дремлет тихо.

16.09.02 г.


* * *
Я равновесья не нарушу -
Зло невозможно побороть!
Господь мне дал такую душу!
Но Дьявол дал такую плоть!

Мир дразнит нас непостоянством
И, как запретный плод, зовёт.
не Дьявол подарил пространство-
Господь часы мои завёл!

Я за соломинку соблазна
Держусь, запретам вопреки.
Всё так нецелесообразно
В волнах губительной реки!

И душу как сберечь - не знаю!
И надо ли её беречь?
Она одна над бездной с краю...
Об этом речь...


* * *
Когда поделишь мир на правых и неправых,
То поспеши понять, сколь сей напрасен труд
Никто здесь не рождён для подвига и славы,
Но истина в ином: все, кто пришли, пройдут!
Не преодолевай того, кто строит козни.
И сердца своего не трать на мишуру.
В твоей душе любовь скучает гостьей поздней.
Ты не гони её - ведь ночь уже к утру.
Над бездною идя, нельзя остановиться.
Опорою дрожит судьбы тугая нить.
И мимолётно так блеснут-погаснут лица,
Что страшно и смешно, как вместе можно жить!
Не разорвать себя на близких и не близких.
Пьеро иль Арлекин - ты роль испей до дна.
Коль верен ты себе - и вправду меньше риска.
Хоть ночь и холодна, любовь тебе дана.
Наступит новый день, но он для новой роли.
И прежнего себя не вспомнишь ты и сам.
Давай же помолчим без грусти и без боли,
И обратим сердца к пресветлым небесам!

ПЕСНИ

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Падает лист, кружится лист,
катится по ветру...
Не торопись, но удивись
чудному колеру!
И облака не свысока,
а словно по сердцу,
Тихо плывут издалека,
в сны твои просятся,
Чистые, светлые сны твои...
Что нашёл, то потеряешь!
Что отдал, то сохранил!
Свет в себе люби - тогда лишь
Ты и свету будешь мил.
Всё найдёт свою причину -
Ты судьбу не торопи.
Прогони печаль-кручину,
Отвернись и спи, спи, спи...

В сердце на миг ветер впусти -
Пусть позабавится.
В кроне твоих мыслей пустых
Свету прибавится.
Словно листва, кружат слова
Разные-разные.
Но как ни крути, осень права,
Сны твои празднуя,
Чистые, светлые сны твои...
Падает снег, кружится снег
зыбкой порошею.
Прошлого нет! И пошлого нет -
вечно хорошее!
Только одна жизнь нам дана,
неповторимая!
Снег улетел - вот и весна
В сны твои хлынула,
Чистые, светлые сны твои...


МЕРА

Каждому мерой отпущено щедрой,
Только не каждый находит своё.
Если же путь освещается Верой,
То и с Любовью сердце поёт!
Даже когда ничего не останется,
Не опускай безнадёжно глаза.
Видишь, Надежда прекрасная в танце
Манит тебя - отказаться нельзя.
Пока Звезда горит вдали -
Твой путь среди путей Земли.

Если же мир твой станет вдруг тесным,
Не торопись возвращаться в тот сад,
Где облака над землёй бестелесны,
Где бессловесные вербы грустят.
Будет молитва твоя безупречною
В миг, когда все позабудешь слова.
Только нахлынет синее, вечное -
И закружится в сон голова.
Пока душа твоя жива -
К чему слова, к чему слова?

Болью забытой, далью разбитой,
Прячущей сонмы былых голосов,
Кто это мчит там с летучею свитой,
С мрачною свитой всезнающих сов?
Князь ли туманов, что спят над озёрами,
Маг ли, что мог бы развеять туман...
Мир вам, входящие в мир этот голыми!
Мир вам, ещё не сошедшим с ума!

Пока Звезда горит вдали,
Пока Душа болит, болит...
Пока Душа твоя жива -
Найди слова!


ДВУЛИКИЙ ЯНУС

Как трудно расставаться с днём, уже почти совсем угасшим!
Душа моя, премудрый Янус, вот тебе ещё задача:
Неужто этот день всех прежних дней счастливей был и краше?
Но ты уже привык к нему, и вот сейчас едва не плачешь!
Но долго не горюй, ведь утром, ото сна едва очнувшись,
Ты так легко махнёшь рукой на мир вчерашний.
И так легко поймёшь, пройдя через страну ночную,
Что прошлое уже и потерять, увы, не страшно.

Пусть новый день сверкает солнцем и живыми голосами!
Душа моя, неверный Янус, каждый миг мы на распутье.
Щелчок браслета на руке - и я прикован заведёнными часами
К сегодняшним делам. А дальше будь что будет!

Наверное, потому и трудно расставаться с днём,
уже почти умершим.
Душа моя, нелепый Янус, то смеётся, то вздыхает
Над безвозвратным днём, что был и праведен, и грешен,
И так неповторим - но вот, представьте, исчезает...



НАД ПРОПАСТЬЮ

Когда поделишь мир на правых и неправых,
То поспеши понять, сколь сей напрасен труд
Никто здесь не рождён для подвига и славы,
Но истина в ином: все, кто пришли, пройдут!
Не преодолевай того, кто строит козни.
И сердца своего не трать на мишуру.
В твоей душе любовь скучает гостьей поздней.
Ты не гони её - ведь ночь уже к утру.
Над пропастью идя, нельзя остановиться.
Опорою дрожит судьбы тугая нить.
И мимолётно так блеснут-погаснут лица,
Что страшно и смешно, как вместе можно жить!
Не разорвать себя на близких и не близких.
Пьеро иль Арлекин - ты роль испей до дна.
Коль верен ты себе, и вправду меньше риска.
Хоть ночь и холодна, любовь тебе дана.
Наступит новый день, но он для новой роли.
И прежнего себя не вспомнишь ты и сам.
Давай же помолчим без грусти и без боли,
И обратим сердца к пресветлым небесам!

ВЕТЕР И ДАЛЬ

Научусь ли читать облака - я не знаю пока.
Этот мир, словно храм, но в ответ на молитву лишь эхо.
А Душа, как ни странно, парит, безмятежно легка.
И кому, я опять же не знаю, мне быть благодарным за это?
Ветер и даль. Синие сны.
Сердца печаль. Неба огни.
Дальнее эхо. Ласковый смех.
В памяти тихо падает снег.

Взрыв уносит осколки, а мы видим только дымы.
Но дома, где живем, это те же коварные мины.
Кто-то время завёл и ушёл, кто-то руки умыл.
Кто-то в камень вдохнул пламя плоти и дух пантомимы.

Два извечные силы взывают из бездны начал:
Тьма и Свет, Плоть и Дух, Жизнь и Смерть -
всё на встречных потоках.
Я не воин, но должен им быть, без щита и меча.
Ибо всё происходит во мне! Я же чувствую только:

Ветер и даль. Синие сны.
Сердца печаль. Неба огни.
Дальнее эхо. Ласковый смех.
Мир наполняется памятью всех.

Разбежались галактики слов - их меж снов занесло.
Разлетелись планеты-миры, словно люди по свету.
Я не знаю, о Господи, в чём же твоё ремесло,
Но создать этот мир по плечу лишь тебе и поэту!

САДОВНИК

Когда-то, много лет назад,
Один чудак-садовник жил.
Он добродушен был и мил,
Любил гостей водить в свой сад.
Он угощал всех сливами,
крыжовником и грушами,
И напевал он песенки,
и кто хотел, тот слушал их.

С весёлою толпой друзей
Я тоже был однажды там.
Встречать хозяин вышел сам
С улыбкой ласковой своей.
Он угощал всех сливами,
крыжовником и грушами,
И напевал он песенки,
а кто хотел, тот слушал их.

Но вот печальный срок настал.
Дела садовник отложил
И умер славно, как и жил,
А перед смертью прошептал:
"Ах, как я рад, что сливами,
крыжовником и грушами
Останусь в памяти людей,
что песни мои слушали!"

Морали здесь особой нет.
Живи, как разум твой велит.
И пусть не будешь ты велик,
Но всё ж оставь какой-то след.
Пусть не богат ты сливами,
крыжовником и грушами,
Ты спой нам что-нибудь свое,
а мы тебя послушаем!

БАБОЧКА

Бабочка летела к лампочке настольной.
Лампочка стояла на краю стола.
Цель была прекрасной, цель была достойной
Бабочка спешила, лампочка ждала.

И когда, казалось, миг настал заветный
И метнулись крылья из последних сил,
Кто-то полуночный, кто-то незаметный
Свет настольной лампы погасил.

Ах, какая вдруг темнота!
Одинокое сердце несчастно.
Но блеснёт вдали, позовёт мечта -
Жизнь прекрасна!

А когда наутро, солнцем залитые
Распахнул я окна и впустил лучи -
На полу увидел крылья золотые,
Что погасли зябко в голубой ночи.

И судьбу ночную со своей сравнил я:
Будто сам я к солнцу через ночь лечу,
А незримый кто-то, жизнь мою жалея,
Обрывает солнце по лучу.

Бабочка летела к лампочке настольной.
Лампочка стояла на краю стола.
Бабочка достигла цели - и довольна.
Ничего, что снова крылья обожгла!

Не мешайте только, уберите руки!
Нет пути иного у презревших смерть.
Нет иного счастья, нет прекрасней муки -
Долететь до солнца и сгореть!



Согдиана

Помню дальние страны
И полуденный зной.
Солнце над Согдианой,
Солнце над Бухарой.
Жёлтые минареты,
Башни и купола.
В спящую древность эту
Песня меня привела.
Караваном усталым
Здесь столетья легли.
Пали в пыль Регистана
И уснули в пыли.
В мавзолеях безмолвных
Прах великих владык.
Век их, роскоши полный,
Пролетел, словно миг.
Дремлет город под зноем,
Обожжён его лик.
Кто из смертных узнает,
Что в веках он хранит?
Что хранят минареты,
Что хранят купола?
Кто узнает об этом?
Вечность все унесла!
Ответь, Мараканда, ответь, Бухара -
Отчего же у старца
так улыбка добра?





ТОЧИЛЬЩИК

На перекрёстке пыльных улиц,
Где липа листьями сорит.
Над стареньким станком сутулясь,
Точильщик целый день стоит.
Работа вовсе непростая:
Скрипит педаль, шуршат круги,
И гаснут звёзды, вылетая
Из-под морщинистой руки.
Точильщик крутит колесо,
Склонив над искрами лицо.
А искры миг один живут
И тут же гаснут.
А он все давит на педаль -
Ему ножей чужих не жаль.
Он точит их, хоть это и не безопасно.
А он все давит на педаль -
Ему и прошлого не жаль.
Он точит все, и все поэтому прекрасно!
Ножи и ножницы тупые
Лежат и ждут своей весны.
Ах, только бы не позабыли
Вернуть им прелесть новизны!
И я подумал: может где-то
И мой точильщик ждёт меня?
А листья, словно искры лета,
Летят из-под ладони дня...

ЗВОНОК

Мне в воскресенье Иисус позвонил:
Вот я воскрес. Приходи - посидим.
Всех возлюбил я, и каждый мне мил.
Я преломил - остаюсь до седин.
Ты приходи - есть и хлеб, и вино.
А Магдалина накроет на стол.
Мне ведь зачем-то всё это дано -
Паства чудная, небесный престол.
Помнишь, как жаждали чуда они?
То "Исцели!", то "Пройди по воде!"
В нищих жилищах погасли огни.
Где эти овцы, ну где они, где?
Все успокоились в чреве земном.
Жадное время пожрало тела.
Я ведь твердил им - Идите за мной!
Не захотели - их вечность взяла!
Вот и тебе говорю: "Приходи
В сердце моё, пока время щадит.
Все прегрешенья твои позади,
Всё допылает и всё дочадит.
Только один есть без копоти свет -
Свет бесконечной господней любви.
Чище и сладостней радости нет.
Не отрави её. Не отрави!


ОСЕНЬ-ЛИСА

Мечется, мечется, мечется, мечется
Рыжая, рыжая осень лисицею.
Страхом бездонным глаза ее светятся,
Но от охотника-ветра не скрыться ей,
Нет, никуда ей не скрыться!

Катятся, катятся, катятся, катятся
Желтые, желтые листья по городу.
Самое время пойти и покаяться,
Застраховать свое сердце от холода.
Что мне еще остается?

Может быть, может быть,
может быть, может быть
Ветер лишь хочет коснуться волос твоих.
Осень застынет ледышками-лужами.
Все беспокойство - стремленье к спокойствию.
Видно не ждать мне покоя!

Снегом покрыта земля неуютная.
Лисьих следов на снегу многоточие.
Осень ушла, затаилась - и нет ее!
Значит, охота на осень закончена.
Значит, зима наступила...




ОСЕННЯЯ

Осень, твоя душа ранима.
Как же в себе ты сохранила
Щедрость, тепло и ласку лета?
Сколько еще осталось света!
Стали чуть-чуть прозрачней листья.
Стали чуть-чуть добрее лица.
Только одно меня тревожит -
Долго ль продлиться это сможет?

По полям гуляет Октябрь.
Вот бы мне увидеть хотя бы,
По какой из осенних тропинок
Уходит юность моя?

Осень, ты как всегда спокойна.
Тихо твои сгорают кроны.
Словно в волшебном царстве танца
Листья над головой кружатся.
Кто-то в последний раз с тобою
Радость перелистает с болью,
Чтобы среди зимы безбрежной
Вспомнить, как светит луч надежды.

Знаю - осенний свет погаснет.
Встанет стеной дождя ненастье.
Видишь, летят за солнцем птицы -
С ними и всё тепло умчится.
Песню удержит только память.
Время не расстаётся с нами.
Осень уйдет и вновь вернётся -
В сердце напев опять проснётся.

По полям гуляет Октябрь.
Вот бы мне увидеть хотя бы,
По какой из осенних тропинок
Уходит юность моя?


РЕКА

Снова река волны свои
тихо уносит вдаль,
А над рекой песня летит -
радость или печаль.
Снова закат веер цветной
там вдалеке раскрыл.
Тёплой волной ветер степной
запахом трав проплыл.
Вечер встаёт в листьях ветвей
звоном зелёных звёзд,
Вечер плывёт меж тополей,
вечер меня зовёт.
Вечер манит в грусть городов,
в дымную маету,
В мир, где гранит стиснуть готов
реку или мечту.
Но никуда я не уйду,
вечеру вопреки.
Буду встречать песню звезды
на берегу реки.
Снова река волны свои
тихо уносит вдаль.
А над рекой песня летит -
радость или печаль...


ТИШИНА

Тишина застряла в ветках.
Тишина срывает листья.
Тишина рисует вечер
Самой тёмно-синей кистью.
А другою, самой светлой,
Уходящий день рисует.
День, которого уж нету
И которого не будет.
А вдали село мерцает
Голубыми огоньками,
А вдали собаки лают,
Заблудившись в тишине.
И деревья замирают,
Рук своих не опуская,
Чтобы птицы не упали
Вместе с листьями во сне.
Тишина застряла в ветках.
Тишина немного злится:
Не осталось краски светлой,
Чтоб закончить эти листья.
Нам же всех цветов хватило
Дописать свой день осенний,
День бессмысленно красивый
Под названьем Воскресенье!

СТОРОЖ

Колхозный сторож любви,
В своём саду не лови
Беспечных бабочек сна,
Снующих возле окна!
Ты лучше выруби свет,
Чтоб не травмировать их.
Лежит под дамой валет -
Усат, но скромен и тих.
И на устах новый стих.

Мой добрый сторож любви
Меня к себе не зови!
Я ничего не найду
В твоём дурацком саду!
Но пропаду ни за грош,
Когда поверю тебе -
Ах, как ты славно поёшь,
Почти как ветер в трубе!

Настырный сторож любви,
Ты душу мне не трави.
Я слышу вздохи в саду,
Но я туда не пойду.
Там кто-то ветку качнул,
Там тени лунные спят.
И я бы тоже уснул,
Но дамы спать не велят.
Такой вот с ними расклад!

Мой щедрый сторож любви,
Ты мне хоть яблок нарви!
Волшебных яблок твоих,
Из тех, что лишь для двоих.
Я их подружкам раздам,
Сперва слегка надкусив.
Позвольте ручку, мадам -
Сегодня я полон сил!
И я чертовски красив!

Когда, спустя много лет,
Во мне умолкнет поэт,
Увянет гордость моя
И стану пугалом я,
Меня поставь ты в саду,
Откуда сказочный вид -
И будем жить мы в ладу,
Колхозный сторож любви!

СТРЕСС

Стресс!
В сердце
рваными зубьями
кардиограммы
влез
Страх!
Ах!
Что-то тёмное,
неотвратимое,
оплетённое
липкой тиною...
Угнетённое состояние!
Так на стыках
пустыми составами
громыхает -
то в такт, то не в такт
а-рит-мия...
Мама миа!
Разлажен оркестр!
Все с ума посходили
мои оркестранты.
Дирижёр
темпо-ритма
не вынес и сник,
И упал на пюпитр.
И визгливые скрипки
взвились,
как базарные бабы!
Ну хотя бы...
Ну хотя бы
на миг пустоты!
Ты! -
Исчадье
взбесившихся нот,
фор - те - пиано!
По клавишам пьяным
скачет белый уродец,
кривляясь и мельтеша...
Ша!
Шатаясь,
уходит Душа,
Уронив
на ладони
морщины
заплаканных щёк -
Шок!!


ВОСПОМИНАНИЕ

Это было в прошлом веке.
Помнишь, вишни так же цвели.
Ты, прикрыв усталые веки,
Кого-то вдруг узрела вдали.
И, махнув небрежно рукою,
Тихо приказала: 'Иди!'
Сердце так хотело покоя,
Но что-то вдруг созрело в груди.
Тобою искомый,
Я выпал из комы,
Я выплыл из дома навстречу судьбе.
Но ангел разлуки, зевая от скуки,
Мне в спину такого наплел о тебе!

Я душа, ты - тело. Я слова, ты - дело.
Я смеюсь, ты плачешь. Я купил - ты платишь!
Я вошел - ты вышла. Я взлетел - ты выше!
Я упал - ты рядом. Так тебе и надо!

Это было прошлым летом.
Ты тогда сказала - Пока!
Но я не задержался с ответом
И запрыгнул на облака.
И, крылом помятым занюхав,
Вновь свалился в анабиоз.
Пусть земля вам будет пухом,
Но мне сегодня не до слез.
Тобою гонимый, уйду к пилигримам,
С трагическим гримом, с отпетым лицом.
А если под вечер я ангела встречу,
Пройду - не замечу. И дело с концом!

Я глаза, ты - губы. Мы друг друга губим.
Я плыву - ты тонешь. Я забыл - ты помнишь!
И зачем мне это - вечно ждать рассвета,
Коль моя отрада мне совсем не рада?

О ЖИЗНИ

Недолговечно совершенство
Цветущей вишни вешним днём.
Ветвей короткое блаженство
Омыто солнечным дождём.
И день весны неповторимый
Погаснет вслед за сонмом дней.
И снова песню сотворим мы,
Чтоб этот миг продлился в ней.
А я глаза слегка прикрою,
Чтоб те слова не позабыть.
Ведь только ты и я, и кроме -
Одной лишь песни этой нить.
Вот так бы жить и петь, не зная
Того, что ждёт нас впереди -
Тоска ль болезней, старость злая
Или огонь любви в груди!
И пусть все истины избиты,
Когда о жизни разговор -
Тут недостаток, там избыток,
Тут недород, там перебор.
Кому-то всё, кому-то шиш.
И ты, задумавшись, стоишь -
Несправедлива жизнь!
И всё же
Что может быть её дороже!?


TERRA INCOGNITA

Реки надежды бегут и бегут в никуда.
Солнца, увы, - не хватает,
чтоб всех обогреть.
Слов бесконечных
и зыбких струится вода.
Как же найти мне хоть в чем-нибудь
ясность и твердь?
Верить во что-то,
на что-то еще уповать?
Кто-то рулит -
и кораблик то плавно, то вскачь.
Мать не наплачется,
Бог не докличется - звать,
Звать всех наверх,
на высокие ниточки мачт.
Ночь, ты и комната.
Древнее "Нет!".
Терра Инкогнита
Дремлет во мне.

Мачты мечты, облака голубых парусов.
В трюмах темней,
но теплей, но сытней и верней.
Выйти из трюма - всего отодвинуть засов,
Вытолкнуть дверь
И увидеть безбрежье за ней.
Небо поманит холодным
и строгим перстом,
Страшным для страха,
но радостным чистой душе.
Кто-то рванётся вернуться,
чтоб плакать потом,
Кто-то останется, не сомневаясь уже.
Ночь, ты и комната.
Тень на стене.
Терра Инкогнита
Только во сне!

Реки текут в берегах
безнадежной судьбы.
Как же поверить,
что в небо впадает река?
Как же заветное вспомнить,
пока не забыл?
В прошлое тихо уходят мои берега...
Мудрые змеи клубятся
в потоках любви,
Самозабвенно сплетая спираль ДНК.
Но не жалей, не ищи, не зови, не лови -
Время мгновений и лет поменяй на века!
Серая комната,
Серый рассвет,
Терра Инкогнита
Светит мне вслед!


ВОДОПАД

Кто мне к песне слова нашептал?
Я об этом узнаю едва ли...
Горный ветер да горькие травы у скал
Мне открыли манящие дали.

Серебром, серебром,
серебром, серебром
Вьётся тоненький водопад.
И в мерцании трав,
в аромате густом
Голубые стрекозы звенят.

Я прошёл по высокой тропе.
Мне попутчиком добрым был ветер.
Я не знаю, кто к песне мотив мне напел -
Стало песнею больше на свете!
И качает цветок недотрогу-шмеля.
И качается небосвод.
И меня, как шмеля, укачала земля -
Только солнце в зените поёт!

Притаился ненайденный звук
В каждой искорке чудного света.
Сколько песен не спетых витает вокруг
В ожиданье детей и поэтов!
Так смотри же, смотри
на сверкающий мир,
Удивляясь и радуясь солнцу!
Мы на миг в этом мире,
всего лишь на миг -
В водопаде,
что жизнью зовется!
МОЙ МИР
СТИХИ ПРАЗДНЫХ ЛЕТ
ПОЭЗЫ
ПЕСНИ
АФОРИЗМЫ И ОФАНАРИЗМЫ
sbalakin@albatros.uz